Января 1888 – №3

– Великий халифат, – повествовала прекрасная Фериде Бану, – совершив свой блестящий цикл, должен был прийти к упадку… Все земное преходяще; все людское в себе самом заключает отраву смерти и разрушенья. Честность и эгоизм; правда и неправда; милосердие и жестокость; леность и трудолюбие; невежество и просвещение; героизм и подлость; трусость и храбрость – свойственны людям. И, смотря по тому, которые из этих качеств более развиты в них, определяется состояние человеческих обществ. Когда в обществе господствуют лучшие качества и стремления, – оно пользуется благополучием и прогрессирует; когда перевес берут противоположные качества, оно падает, разлагается… Вчера господа сегодня превращаются в жалких слуг; богатыри представляют презренных трусов; честность уступает место подлости; знание затмевается невежеством, леность опутывает трудолюбие, – и горе такому народу: он ослабевает, мельчает и расползается, как холодная, бездушная снеговая глыба!

После трехсотлетнего славного и блестящего существования мусульмане Испании мало-помалу стали изменять свои наклонности, привычки, воззрения и стремления. Яд пресыщения, лености, беззаботности, самомнения, взаимных раздоров начал отравлять славный организм. Отравленный организм не мог уже давать здоровых плодов. Явились неправосудные кадии, алчные правители, беззаботные и сластолюбивые государи; интрига и дерзкое невежество затерли людей науки, лесть и двуличие стали впереди знания и честности; эгоизм залил в сердцах людей благородные стремления к общей пользе; ханжество и показная молитва заменили добрые дела и героизм… Отрава эта в течение двух столетий постепенно расшатывала основы общества и государства. Халифатство разбилось на несколько отдельных владений. Города и провинции начали соперничать и вредить друг другу, и, увы, никто не хотел понять, что этим путем все сообща роют себе ужасную, кровавую и бесславную могилу!

Взаимная вражда владетелей Испании и упадок нравственности населения дали возможность испанцам и слабым до того их королям вмешиваться в дела мусульман и еще более ослаблять их, сея несогласия и зависть… Халифатство существовало около пяти столетий, но за полвека до его падения люди понимающие видели приближающуюся грозу и думали о мерах предотвращения бедствия. Но, увы, людей этих было мало, и их еще менее слушали, ибо они говорили правду, а правда не всегда приятна.

Усилившийся король Кастилии Фердинанд серьезно начал грозить Андалузии, и пришлось подумать о защите и путях отступления… Это было в 889 году Гиджры. Халифом был Эбу-Абдуллах-Эль-Загиль. Другой претендент на господство в Андалузии и владение Альгамброй Абдуллах Эль-Сагыр оспаривал у него власть и трон. Времена были и тяжелые, и опасные.

Однажды во дворце халифа был тайный совет, на коем обсуждался вопрос обороны Гренады в случае нападения испанцев и о путях отступления на случай взятия ими города… Вы знаете, что за Гренадой и Альгамброй стоят снеговые горы Сиерра-Невады. Они непроходимы. Совет решил прорыть под ними тайный ход, чтобы при надобности жены и дети могли незаметно уйти по ту сторону гор… Враг не мог бы их настигнуть там, и они успели бы эмигрировать в Африку. Сорок невольников были нарочно доставлены из Судана и поставлены к работе. Дело велось под строжайшим секретом, и, кроме посвященных, никто не знал об этом удивительном предприятии. По окончании работ невольники были увезены обратно в Судан и там освобождены. По этой-то подземной дороге мы прошли сюда из-под Башни Принцесс. Проведя туннель до этой долины, халиф Абдуллах увидел, что цепь гор слишком обширна, чтобы вполне осуществить свою мысль, а потому остановился на этом, тем более, что наступившие кровавые события отвлекли его внимание к другим делам.



Через двадцать – тридцать лет знавшие о прорытии туннеля умерли, и он был почти позабыт. О нем знал лишь халиф и старик-садовник, смотритель гаремных цветников.

Между тем наступил 1491 год – год взятия испанцами Гренады и падения последней опоры мусульманской власти в Андалузии. После долгой осады и кровопролитных войн, под давлением голода и обещаний короля Фердинанда гарантировать мусульманам свободу верования, охраны чести и имущества в связи с многими льготами, решено было сдать город. Это случилось в правление халифа Абдуллы Эль-Сагыра. В то время другие части бывшего испанского халифатства Кордова, Малага, Кадикс, Валенсия уже были взяты испанцами, и сдача Гренады завершила собой конец халифатства. Слушайте, как совершилось это, по словам историков и очевидцев этих горьких дней.


0392528278528673.html
0392591594723420.html
    PR.RU™